Мини-секция хоррора
и «тёмных» направлений фантастики (2013)

С одной стороны, полноценная секция хоррора и «тёмных» направлений фантастики у нас была в прошлом году, и не хорошо было бы повторяться – ведь одна из основных организационных идей Ассамблеи заключается в постоянном чередовании тем, направлений и жанров в разные годы. Однако, памятуя о том, что в нашей стране до сих пор нет отдельного хоррор-конвента, мы решили провести хоррор-секцию и в этом году – правда, в несколько сокращённом формате.

Авторское чтение Александра Щёголева

Александр Щёголев – петербургский писатель, автор романов «Инъекция страха», «Львиная охота», «Жесть» и других, множества повестей и рассказов, частично вошедших в сборники «Мания ничтожности», «Зверь-баба» и «Отрава». С 1980-х годов действительный член семинара Б. Н. Стругацкого, лауреат премий «Старт», «Бронзовая Улитка», «Астрея» и двух наград журнала «Полдень. XXI век» за лучшие публикации года.

Он известен как один из немногих отечественных авторов, последовательно работающих в жанре психологического хоррора, мастерски погружающий читателей в глубины мрака и бездны отчаяния. Сейчас писатель трудится над циклом рассказов «Тёмный Петербург», которые выходят на страницах онлайн-журнала Darker. «Подразумевается, что это хоррор – без скидок на читательские нервы. Помимо персонажей-людей, само собой, всюду присутствует Главный Персонаж, то есть наш город», – поясняет Щёголев свой замысел. На Петербургской фантастической ассамблее вы получите уникальную возможность услышать в авторском исполнении два новых, нигде ранее не публиковавшихся рассказа из этого цикла: «Коммуналка» и «Дети наводнения». Добро пожаловать в самый готичный и загадочный город мира, дорогие друзья!

Круглый стол «Вскрытие Дракулы:
вампирская проза в начале тысячелетия»
(ведущая Ф. Морозова) и круглый стол,
посвящённый готическому роману

Кровососущие индивидуумы вот уж более двухсот лет не сходят с литературной сцены, тревожа читательское воображение и порождая толпы фанатов. Произведений о вампирах много… Но – сколько среди них по-настоящему качественных? Каковы признаки хорошей вампирской прозы? Есть ли ещё в этой области поле для открытий? Чего не знал о Дракуле Брэм Стокер? Вампир в России – чужеземный гость или парень из нашего города? Чего не стоит делать, если вы берётесь писать о вампирах, и куда обращаться, если вы всё-таки о них написали? Своими мнениями поделятся авторы и знатоки жанра.

Тезисы:

  • границы жанра (о соотношении с хоррором, фэнтези, фантастикой, готикой), субжанры вампирской прозы;
  • иллюзия легкости: мифы об «обязательном» в вампирской прозе, превращающие произведение в сборище клише;
  • эволюция тем и приемов вампирской прозы;
  • страх, смех и злободневность: юмор и социальные вопросы в вампирской прозе;
  • современный вампир: адреса, пароли, явки;
  • портрет героини вампирского романа;
  • перспективы издания вампирской прозы в России и за рубежом.

Будет у этого объединённого мероприятия и вторая часть – предметом разговора там станет готической роман.

  • «Портрет Дориана Грея»: происхождение и особенности жанра.
  • «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда»: готическая литература и литература ужасов: синонимы или антонимы?
  • «Семья вурдалака»: искусство, создающееся под влиянием готической литературы: пьесы, опера, музыка, кино, живопись, фотография…
  • «Падение дома Ашеров»: современные перспективы готической литературы, её востребованность.
  • «Поворот винта»: возможные направления развития готической литературы. Что ожидает жанр: сохранение традиций или адаптация под современные реалии?

Дискуссия о жанре: мэш-ап
(В. Владимирский, М. Гинзбург, С. Абовская)

Мэш-ап – жанр литературы (и не только), несколько лет назад буквально взорвавший американский рынок фантастики. В прямом переводе mash-up значит «смешение». Берется том классика (Джейн Остин, Льва Толстого, Аркадия Гайдара), клей, ножницы, шариковая ручка – и путем сокращения и дописывания отдельных эпизодов создается новое произведение, сохраняющее стилистические особенности первоисточника, но совершенно иное по духу: «Гордость и предубеждение и зомби», «Андроид Каренина», «Тимур и его команда и вампиры»… Казалось бы, чего тут сложного? Однако появление знаменитых мэш-ап-романов в России вызвало ожесточенные споры. Что это: глумление над классикой? Бессмысленные и беспощадные приколы, рассчитанные на малообразованную публику? – или наоборот, малопонятный массовому читателю интеллектуальный конструктор, как в «Сделай книгу сам» Станислава Лема? Можно ли вообще считать полноценным писателем автора, работающего в таком странном соавторстве? И куда, наконец, уходят корни жанра? Все эти темы – и многие другие – поднимут в разговоре о мэш-апе писательница Мария Гинзбург, издатель Светлана Абовская, журналист Василий Владимирский и приглашённые гости.

Доклад «Ужасы будущего» (А. Миронова)

Многие из технологий, что сейчас используются в самых что ни на есть мирных целях, изначально разрабатывались для военных и были предназначены исключительно для уничтожения людей и техники предполагаемого противника. Результатом двух мировых войн, как ни цинично это звучит, стали серьезные прорывы во многих областях, от создания новых материалов и видов топлива до медицины.

С другой стороны, многие действия «на благо будущих поколений» приводили к плачевным результатам: от привнесения инородных видов растений и животных (крысы и собаки в Австралии, овцы в Новой Зеландии, кудзу в США) до столь ужасных явлений, как рабство и геноцид.

Сейчас во всем мире многое делается для того, чтобы улучшить жизнь людей, упростить повседневные задачи, облегчить рутину. Оглядываясь назад, невозможно не задаться вопросом, какие из этих «благих намерений» действительно пойдут на благо, а какие способны привести к катастрофе, какой человечество еще не знало – и, вполне возможно, уже не сможет пережить.

Возможностей уничтожить себя у человека сейчас едва ли не больше, чем улучшить свое будущее. Перечислить их все просто нереально, поэтому придется кратко остановится только на некоторых моментах:

  • Ужас тела («я – это мое тело»): аблеизм; морфологическая свобода; «разрушающее копирование».
  • Ужас души («мои чужие чувства»): ограничение информации через ее переизбыток; «сетевая» жизнь и потеря связи с реальностью; социальные сети как орудие влияния и власти.
  • Ужас социальный (иллюзия морали): неприкосновенность личной жизни и новые технологии; разрушение привычных социальных институтов; непостоянство морали.
  • Ужас глобальный. Уничтожение человечества – единственный шанс на спасение разума? Кто такой «постчеловек» и стоит ли современному человечеству ждать от него чего-то хорошего?