Общелитературный и фантастический блок (2011)

Дискуссия о жанре: фэнтези
(А. Зильберштейн, Д. Злотницкий, О. Шестакова)

Седобородые маги и зловещие предсказания, добрые эльфы и злобные драконы, отважные герои с волшебными мечами и темные властелины, ведущие неисчислимые рати орков. В дискуссии о фэнтези участники Петербургской фантастической ассамблеи / IV Российской встречи Фантлаба попробуют разобраться как происходило развитие этого фантастического жанра, где проходит граница между магическим реализмом и фэнтези и, наконец, куда фэнтези движется сейчас. Тезисы:

  • XX-й век — становление фэнтези;
  • «героика» — не только Конан;
  • «эпик» — «Властелин колец», клоны и антиклоны;
  • фэнтези, как приключенческая фантастика — не выделяемая традиция;
  • science fantasy — а фэнтези ли?
  • что такое магический реализм (фэнтезийные и реалистические элементы);
  • авторы, пишущие в стиле магреализма — классики и современники;
  • магреализм на Фантлабе: принципы подборки авторов;
  • что за поколение выросло в англоязычном фэнтези за минувшие десять лет;
  • молодая поросль западного фэнтези – наследники Джорджа Мартина?
  • вор, мошенник и убийца – герой нашего времени;
  • судьба переводных авторов на книжном рынке США и Великобритании;
  • почему, когда в России словосочетание «молодой талантливый автор» превратилось в уничижительное клеймо, молодые англоязычные авторы теснят с пьедесталов мэтров жанра.

Альтернативная история в фантастике
(А. Тестов)

Это поджанр фантастической литературы оказался неожиданно востребованным в «нулевые двухтысячные» и остаётся популярным до сих пор. Вокруг альтернативной истории не утихают споры: зачем это нужно? хорошо это или плохо? насколько исторична «альтернативка»? — да много о чём ещё. В своём докладе писатель и историк Александр Тестов расскажет вот о чём:

  • кто это все затеял, или чего нам не хватает? — альтернативная история — причины возникновения;
  • кому все это надо? — альтернативная история — модное направление в фантастике;
  • а что дальше? — альтернативная история — пути развития.

Доклад «НФ-возрождение:
первые шаги, первые успехи»
(А. Первушин)

В 2008 году два писателя-фантаста, Я. Веров и И. Минаков, объявили о необходимости возрождения научной фантастики на русскоязычном литературном поле. Тогда же к ним присоединился А. Первушин, доказывающий необходимость возрождения НФ с начала века.

НФ-возрожденцы (как называют эту группу некоторые критики) полагают, что НФ является стержневым направлением в фантастике (и даже вектором преемственности), которое с одной стороны генерирует новые фантастические идеи и допущения, а с другой — может быть использована в качестве мерила «качественности» творчества того или иного автора. Согласно этому определению, фантаст, не способный написать грамотный НФ-текст, скорее всего, пришел в жанр случайно. НФ-возрожденцы полагают, что причины утрата интереса к НФ со стороны современных российских писателей связаны прежде всего с нежеланием фантастов серьезно работать, повышать свой образовательный и культурный уровень. Новое поколение писателей, приходящих в жанр, глядя на «старших товарищей», считает такую ситуацию нормой и с самого начала не желает писать НФ, сосредоточившись на историях об альтернативных «попаданцах», космодесантниках, аномальных з.о.н.а.х. и юмористической фэнтези. Это привело к дроблению жанра, к утрате ориентиров пишущими и читающими и, как отмечает В. Владимирский, к исчезновению в России фантастики в том виде, в каком она существовала ранее и продолжает существовать в Европе и США. При этом происходит снижение литературного качества и переизбыток производства.

С самого начала своего существования НФ-возрожденцы подверглись ожесточенной критике за свою деятельность; многие из их призывов и лозунгов были превратно истолкованы и даже обращены против них. Тем не менее первые задачи, которые ставили перед собой НФ-возрожденцы, решены. Внимание фэндома привлечено к проблеме отсутствия качественной НФ. Созданы площадки для литературной учебы (фестиваль «Созвездие Аю-Даг», романный семинар в Партените — Г. Гусаков, С. Позднякова). Определились площадки для публикации новых НФ-текстов (серия «Настоящая фантастика» издательства «Снежный ком — Москва» — Г. Гусаков, журнал «Наука и жизнь» — Л. Синицына, журнал «Российский космос» — А. Первушин). Определились и направления литературной деятельности НФ-возрожденцев: Я. Веров пишет сегодня рибофанк, А. Первушин — фантастику «ближнего прицела» на стыке научной фантастики и научно-популярной литературы, М. Хорсун и Д. Федотов — твердую НФ, М. Шелли — киберпанк, Н. Горькавый — «детскую» НФ. Есть и перспектива — Г. Гусаков отмечает, что в «самотеке» всё больше приходит текстов, написанных в рамках твердой НФ и киберпанка. Читателей ждут новые интересные тексты и новые имена.

Круглый стол «Отечественная фантастика и фэндом
в 70-80-90-х»

И вот ещё одно прелюбопытное мероприятие: круглый стол, посвящённый советской и постсоветской фантастике и околофантастическим общественным явлениям. Алан Кубатиев, Андрей Ермолаев, Николай Романецкий и зашедшие на огонёк мэтры отечественного фэндома станут рассказывать о том, как оно было когда-то:

  • кто пришёл в фантастику в 70-е годы, и кто остался сейчас;
  • чем была фантастика для авторов поколения 70-х;
  • как складывался журнал «Миры», и почему он не выжил;
  • чем был и чем не был московский семинар писателей-фантастов;
  • советский фэндом в конце эпохи застоя: клубы, «Великое кольцо», первый советский конвент «Аэлита»;
  • разгром «Гелиоса» в 1983-м как последняя попытка «задавить» КЛФ-движение;
  • начало Перестройки, возникновение ВТО и «Школы Ефремова», отношение к ним со стороны КЛФ; первые попытки объединения («Совет представителей» и т.п.);
  • новые фензины и их значение;
  • первая (и последняя) Всесоюзная конференция КЛФ в Киеве (1988 год);
  • новые конвенты и премии (ИПК, Волгакон, АБС-премия, Странник, Зиланкон);
  • развал СССР, капиталлизация России, и угасание деятельности КЛФ на этом фоне;
  • место и роль семинара Бориса Стругацкого в отечественной фантастике и фэндоме (краткая история, принципы работы и внутренняя структура, нынешняя ситуация, творческие и организационные итоги работы за время существования).

Дискуссия о современной литературной критике
(А. Зильберштейн, В. Женевский, В. Владимирский)

Литературные критики: беспристрастные рыцари без страха и упрёка, посвятившие себя особому виду искусства, — или кучка паразитов, кропающих хвалебные или ругательные рецензии за деньги издательств? Необходимость критики, её классификация, отношения критиков с писателями и читателями, как стать критиком и ещё много всего интересного — чтобы ответить на эти и множество других злободневных вопросов, мы пригласили настоящих профессионалов своего дела, опубликовавших не один десяток критических материалов. Тезисы:

  • а нужны ли рецензии?
  • объективность vs. личное мнение;
  • «заказная» рецензия и с чем её едят;
  • типы рецензий, стили написания и прочая классификация;
  • рецензент и его «тараканы»;
  • рецензия и отзыв;
  • рецензия как искусство;
  • где их, окаянныя, публиковать;
  • куда фанткритику пойти учиться?
  • «человек собаке друг, это знают все вокруг»: взаимоотношения рецензента и писателя.

Авторское чтение рассказов Святослава Логинова

И ещё один автор, не нуждающийся в представлении, который приедет к нам на Ассамблею — это Святослав Логинов. Непревзойдённый мастер миниатюры, блестяще владеющий словом, смыслом и деталью, Логинов ещё и великолепный рассказчик. Те, кто были на его докладах и чтениях, либо в кулуарах слышали истории в его исполнении, говорят: Логинов — это шоу, нельзя пересказать, это надо видеть. Для гостей Ассамблеи Святослав Владимирович прочтёт свои — внимание! — ещё нигде не публиковавшиеся рассказы.

Доклад «Кто там, за дверью издательства?..
Мифология и реальность предпечатной подготовки»
(Н. Цюрупа, Н. Витько)

Берущий в руки книгу обычно не задумывается, как и кто ее «сделал». Для окружающих очевидно: вот же, фамилия на обложке. Писатель точно знает и готов подтвердить: сам создал… В тени, указанные в выходных данных, остаются редакторы и корректоры. Читатель только подозревает об их существовании, автор винит во всех смертных грехах.

Зачем нужен редактор? Что за зверь такой — корректор? Кто из них исправляет ошибки, кто «поправляет стиль», а кто, зараза такая, отвергает талантливые рукописи гениев ради посредственностей? Скандалы, интриги, расследования; издательский цикл изнутри и снаружи; информация из первых рук — от рецензентов, редакторов и корректоров.

Тезисы:

  • пути попадания рукописи в издательство; кто такой рецензент;
  • кто такой редактор, чем ведущий редактор отличается от литреда; этапы предпечатной подготовки книги;
  • редактор — враг автора или друг? — и что на самом деле должен и чего не должен делать литред;
  • мифы и реальность редактуры;
  • кто такой корректор, чем занимается и зачем он вообще нужен.

Доклад «Старая и букинистическая книга:
что, почём и зачем?» (Е. Бойцова)

Знаменитая «рамочка» и «Библиотека современной фантастики», огоньковские подписные издания и «Литературные памятники» ещё того, советского, времени – названия, которые звучат музыкой для слуха библиофила. Не является секретом и то, что старая книга пользовалась и продолжает пользоваться устойчивым коммерческим спросом. Как найти, выбрать и не ошибиться в цене – вот главные вопросы, которые освещает этот доклад. Подробнее:

  • «старая» и «букинистическая книга» — разграничение понятий;
  • краткий обзор сетевых и «реальных» букинистических магазинов;
  • вы хотите купить старую или букинистическую книгу — некоторые аспекты поиска и выбора;
  • решили продать книгу — где и как?
  • срывание покровов и открытие «страшных» тайн, или некоторые секреты букинистики — взгляд книготорговца.

Круглый стол «Цветная волна»

В отечественной фантастике давно сложилась традиция: раз в пять-семь лет на исторической сцене появляется очередная группа авторов, с которой читатели связывают надежды на обновление и расцвет «жанра», на новую свежую струю. Во второй половине нулевых такой группой стала так называемая «цветная волна», к которой традиционно относят Дмитрия Колодана, Шимуна Врочека, Карину Шаинян, Юлию Зонис, Алексея Лукьянова, Владимира Данихнова, Ивана Наумова и ряд других писателей. Однако пока никто исчерпывающе не сформулировал, в чем же главная интуитивно ощутимая фишка «волны» — и сами авторы не спешат внести ясность в этот вопрос. На круглом столе, посвященном «цветной волне», участники IV Российской встречи «Фантлаба» / Петербургской фантастической ассамблеи наконец получат возможность разобраться:

  • откуда есть пошла «цветная волна» и кто ее выдумал?
  • что общего у авторов, которых относят к «волне» — или все это от начала до конца гнусные домыслы недобросовестных критиков?
  • какое место занимает «цветная волна» в отечественной фантастике?
  • что символизирует собой массовый исход «цветноволнистов» в межавторские издательские проекты?
  • будущее — есть?

ведёт круглый стол Василий Владимирский при участии отдельных авторов — представителей «цветной волны»: Юлии Зонис, Дмитрия Колодана, Шимуна Врочека и Карины Шаинян (возможно, будет кто-то ещё).

Доклад «Русский хоррор в литературе»
(В. Женевский)

Когда речь заходит о России, слова и глаза разбегаются — двух сходных точек зрения не найти. Что такое наша страна, и чем живет ее народ, невозможно понять ни изнутри, ни снаружи. И все же есть как минимум два пункта, на которых большинство сознательных россиян более или менее сходится: ни демократии, ни хоррора на русской земле быть не может (не спорю, это немного разные большинства). И если с первым тезисом общественное мнение опасно клонится к истине, то за вторым не стоит ничего, кроме хрупких глиняных ног. Ужас в русскоязычной литературе прописался давно и надолго — и не сводится ни к «Архипелагу ГУЛАГ», ни к романам Юлии Шиловой. Доказать это и призван сей доклад.

Из него вы узнаете:

  • что это такое: по ком воют призраки и льется кровь на книжных страницах;
  • зачем это надо: что заставляет людей писать такие гадости, когда вокруг и так все плохо;
  • как это было: о становлении жанра на русскоязычном пространстве;
  • куда это годится: о проблемах;
  • кто виноват: краткий обзор самых ярких авторов, которые пишут хоррор здесь и сейчас;
  • что делать: о перспективах.

К докладу прилагаются красочные слайды багрово-черно-белой расцветки, список рекомендованной литературы и готичный докладчик. Приходите, будет весело!

Но помните — по законам жанра весело бывает только вначале…

Доклад «Книгоиздание и книготорговля
в современной России. Издать книгу каждый может,
но попробуйте ее продать» (В. Владимирский)

«Почему книга, которую я так жду, второй год не может выйти из типографии?», «Почему в книжных магазинах моего города такой скудный ассортимент?», «Почему моего любимого автора до сих пор не издали на бумаге?», «Почему издателям жалко денег на рекламу приличных книг?»… В своем докладе Василий Владимирский, петербургский журналист и редактор, попытается дать ответ на часть этих вопросов, актуальных для большинства фантлабовцев:

  • как стать книгоиздателем в России: теория и практика;
  • путь к сердцу читателя лежит через прилавок;
  • реклама — двигатель прогресса?
  • кому нужна переводная фантастика?
  • мобильность vs. массивность;
  • от кого зависят «независимые» издатели;
  • «АСТ» и «Эксмо» — близнецы-антиподы;
  • конкуренция на отечественном рынке фантастики: перспективы;
  • куда ни кинь — везде клин.

Объединённый доклад «История ролевых игр в России.
Ролевые конвенты Санкт-Петербурга»
(А. Семёнов (МакДуф), А. Броусек (Айко),
А. Вьюгинов (Тальир))

Любители фантастики не только читают фантастику. Не только пишут фантастику и ездят на конвенты. Одно из проявлений склонности к чтению фантастической литературы — это ролевые игры. Не случайно российское ролевое движение растёт корнями оттуда же, откуда и нынешний фэндом — из «клубов любителей фантастики» 80-х. Сегодня ролевое движение — это явление очень многоликое, широкое и людное; крупнейший конвент России, «Зиланткон», собирающий каждую осень тысячи участников, — это именно ролевой конвент. О том, в чём сущность ролевых игр и какими они бывают (если кто-то не в курсе), откуда есть пошли ролевые игры в России, какие метаморфозы претерпевало ролевое движение за свою более чем двадцатилетнюю историю и каков он, современный ролевик, а также о ежегодных ролевых мероприятиях Санкт-Петербурга расскажут (и покажут в картинках и видеозаписях) организаторы старейшего и самого массового питерского ролевого конвента «БлинКом».

  • Что такое ролевая игра? Какими бывают ролевые игры и чем отличаются от других типов игр?
  • Исторический экскурс: причины возникновения и первые годы ролевого движения; развитие ролевого движения — по тематике, подходам к организации и контингенту участников.
  • Современная ситуация: география ролевых игр по России и зарубежью; проблематика ролевых игр.
  • Специфика игр по литературным произведениям: тематика, играбельность, подходы к трактовке произведения и переносу его в игру; критерии успешности и проблемы (примеры удачных и неудачных игр).
  • Распространённые мифы о ролевом движении, новый образ ролевика.
  • Конвент ролевых игр и творческих проектов «БлинКом» и другие ежегодные мероприятия; просветительская функция (мероприятия для тех, кто «не в теме»), преемственность поколений, работа с начинающими ролевиками.
  • Перспективы сотрудничества фантастических и ролевых конвентов.