— Ток-шоу «Хочу читать!» (Галина Юзефович, Василий Владимирский)
— «Хруст русского бублика, или Бояре наносят ответный удар» (Оксана Романова)
— «Фантастика — лишь продолженье того, что мы явью зовем…» (Алан Кубатиев)
— «Ученый как персонаж: в фантастике и не только» (Константин Фрумкин)
— «Легенда о Пражском студенте и ее экранизации» (Таргис)
— «НЕ отдохнем и в могиле» (Мария Гинзбург)
— «Забыть слово на букву Б, или Такие разные и непростые герои русского эпоса…» (Любовь Паршина)
— Круглый стол «За пределами ведомых нам полей. Самореализация фантастов и фантакритиков за пределами литературы» (Константин Фрумкин, Дмитрий Казаков, Василий Владимирский)
— «Место мужчины в феминистической фантастике: Kinder, Küche, Kirche?» (Ася Михеева)
— Ток-шоу «Хочу про-читать!» (Ведущая — Тина Желокова)
— Доклад «Отечественная фантастика в видеоиграх» (Мария Кочакова)

Ток-шоу «Хочу читать!»

Гугл-поиск выдает почти 7 миллионов результатов по словосочетанию «что почитать». При всем изобилии печатной продукции и электронных книг это один из самых актуальных вопросов для отечественных читателей, в том числе для читателей фантастики. Ничего нового, конечно: всегда так было, и, наверное, всегда так будет. Вот уже много лет подряд Петербургская фантастическая ассамблея в меру сил помогает найти на него ответ. Собственно, для этого мы и придумали традиционное мероприятие «Хочу читать», на котором писатели и литературные критики делятся своими списками обязательного чтения. В августе этого года о том, какие свежие фантастические книги необходимо прочитать, чтобы не отстать от парохода современности, расскажут книжные обозреватели Галина Юзефович и Василий Владимирский. Не пропустите — книжные списки, пусть и неизбежно субъективные, наше всё!

Доклад Оксаны Романовой «Хруст русского бублика, или Бояре наносят ответный удар»

Из многообразия альтернативно-исторической и попаданческо-прогрессорской литературы выделился подвид «бояръ-аниме». У этого направления много поклонников и противников, на форумах уже пошли стычки борцов «за чистоту жанра». Так есть ли четкие маркеры, опознающие произведение как БА, или же это набор разрозненных клише, используемых авторами? Мы поговорим о литературном импорте анимешного в российское, о боевых роботах и Обыкновенных Российских Школьниках, о том, каковы перспективы у БА на широкой ниве альтернативно-исторической фантастики.

Доклад Алана Кубатиева «Фантастика — лишь продолженье того, что мы явью зовем…»

Русская и советская поэзия — особенная часть отечественной литературы. А поэзия, связанная с фантастикой, даже в ней занимает особое место. Самая поверхностная попытка рассмотреть темы и мотивы, которые явлены здесь, вызывает стремление связать эту амальгаму музыки и науки в нечто последовательное.
Вести исследование от Державина и Пушкина до поздней советской литературы означает найти малоизвестные и не учитываемые современной писательской практикой моменты, новые способы выражения и метафоризации, возможно, поучительные и необходимые для отхода от коммерциализации и шаблонов, так жестоко завоевывающих немалую часть современной фантастической литературы.

Доклад Константина Фрумкина «Ученый как персонаж: в фантастике и не только»

ХХ век был прежде всего веком науки и эпохой, когда создавался культ науки. Ученый стал важнейшим героем литературы, появился на театральной сцене и на киноэкране. Ученых рисуют художники, их портреты появляются на почтовых марках. НФ стала частью этого движения: эпитет «научная» знаменует не столько поток идей, заимствованных писателями из науки, сколько веру в науку как источник чуда и значимость ученых как современных магов. Россия была, безусловно в авангарде этого движения. Предлагаем проследить, как на протяжении ХХ века деятельность ученых отражалась в фантастической и реалистической литературе, в театре, кинематографе, живописи и фотографии.

Доклад Таргис «Легенда о Пражском студенте и ее экранизации»

Прага — город таинственный и мистический, где особенно сильно ощущается дух времени. В некоторых районах практически у каждого дома есть своя захватывающая история. Фаустов дом на углу Карловой площади может похвастаться целым букетом баек и легенд. По преданию, именно оттуда дьявол прибрал мятежного ученого доктора Фауста, а спустя столетья в этот дом решился зайти бедный студент…
На основе этой старинной сказки, а заодно позаимствовав множество мотивов из готической классики XIX века, немецкий писатель Ханс Хайнц Эверс создал сценарий к фильму «Пражский студент», увидевшему свет в 1913 году. Эверс был одним из первых, кто смог разглядеть в тогда еще совсем юном кинематографе нечто большее, нежели прикольная техническая новинка, — новую форму искусства. Снятый с большими амбициями фильм стал первым в немецком кино, а по мнению некоторых исследователей, и вообще первым в истории арт-фильмом, оказавшим огромное влияние на знаменитых немецких экспрессионистов и жанры мистики, фантастики и хоррора. В 1926 году, на самом пике развития немого кино, в Германии снова обратились к пражской легенде, создав один из прекраснейших образцов готического кино в стиле экспрессионизма…
Таргис, кандидат исторических наук, библиограф и литератор, автор нескольких мистических романов и участник литературного сообщества Dark Romantic Club, поведает слушателям легенду о Пражском студенте и познакомит с тремя ее полнометражными киновоплощениями.

Доклад Марии Гинзбург «НЕ отдохнем и в могиле»

Кто такие зомби и с чем их едят – хотя, если верить имеющейся информации, едят живых как раз они.
– Корни и истоки: практичная африканская алхимия.
– Апроприация образа проклятыми белыми угнетателями.
Механическое заимствование или насыщение новыми смыслами, превращение в метафору?
– Образ зомби в современной культуре
Развитие и изменение. Кто они, зомби XXI века: тупые пожиратели мозгов или несколько необычные соседи?

Доклад Любови Паршиной «Забыть слово на букву Б, или Такие разные и непростые герои русского эпоса…»

Богаты-ы-ы-ы-ырь! Как много в этом слове!.. А собственно, что в нем?
Противники засилья западной фантастики и комиксов частенько негодуют: к чему нам все эти западные пластиковые поделки? Ведь у нас есть свои, родные, такие знакомые… Беда в том, что многие одинаково плохо знают и новые истории, и старые, и наши, и чужие. Представление о своих зачастую черпают из простых, выхолощенных пересказов для детей, из выстроенных уже на них историй, повторяющих одни и те же ошибочные стереотипы.
Так встречалась ли знаменитая троица в реальности и в сюжетах былин? Кто был самым образованным, а кто – самым старшим из них?
Как на самом деле звали Поповича?
Из какого города был родом Добрыня?
И… вы в самом деле думаете, что знаете Илью Муромца?
Поговорим и поразмышляем о том, во что превратился архетип героя русских былин. А также о том, во что он так и не смог превратиться и почему…

Круглый стол «За пределами ведомых нам полей. Самореализация фантастов и фантакритиков за пределами литературы»

Чтение художественной литературы играет в современном обществе все меньшую роль, труд литераторов оплачивается все хуже, что не может не сказаться на статусе тех, кто профессионально занимается фантастикой. Однако жизнь подсказывает для них новые роли, новые способы самореализации и даже заработка. Современное общество нуждается в «экспертах по фантастическим идеям» — людях, которые имеют фантазию и смелость рассказать, какие изменения влекут за собой различные технологические и социальные новации, каковы могут быть эксцессы при их внедрении, каких ужасных последствий — если довести дело до абсурда — они боятся. Одновременно люди начинают интересоваться прошлым своей культуры — и прошлым фантастики. Здесь может играть свою роль и любопытство по отношению к средневековью, и ностальгия по советским временам — фантастическое было важной частью и того и другого. В этом качестве знатоки фантастики и писатели-фантасты могут найти себя как публицисты и эссеисты, участники деловых конференций и форумов, приглашенные лекторы в рамках образовательных курсов, участники медийных ток-шоу, консультанты компаний и кинопроектов и т.д. С другой стороны, обществу можно и «помочь», навязывая ему образ «эксперта по фантастике». На Петербургской фантастической ассамблее своим практическим опытом и жизненными наблюдениями в этой сфере поделятся футуролог Константин Фрумкин, писатель Дмитрий Казаков, книжный обозреватель Василий Владимирский и другие.

Доклад Аси Михеевой «Место мужчины в феминистической фантастике: Kinder, Küche, Kirche?»

Действие, как известно, рождает противодействие. Сначала к фантастике предъявлялись претензии, что ХХ-половина человечества представлена в ней редко и не слишком похоже; затем возникла фантастика, предназначенная прежде всего для читательниц; затем издатели смекнули, что покупательниц книг, пожалуй, уже и больше, чем покупателей. И вот шанс купить феминистическую фантастику, даже не подозревая об этом в момент покупки, стал заметно отличаться от нуля.
И традиционный любитель традиционной фантастической литературы начинает волноваться — а как быть ему? Опасаться ли, что роль мужчины в феминистической фантастике сведется к «месье ин дистресс» и к образу нежного жениха, в высоком замке ожидающего прихода бравой героини?
Насколько обоснованны такие опасения и на какие приметы при опасениях следует обращать внимание при выборе чтения, расскажет психолог, кандидат философских наук и литературный критик Ася Михеева.

Ток-шоу «Хочу про-читать!»

Ведущая — Тина Желокова
Каждый из нас по жизни — читатель. Ну, за исключением чукчи из старого анекдота, конечно. И иногда с нами случается читательская тоска. Знаете, то щемящее чувство, когда невыносимо хочется про-читать!
Что-нибудь новое, прекрасное, чего еще никто не писал. Или писал, но давно и хочется еще. Или начал писать и бросил.
Иногда эта тоска помогает нам найти желанную книгу, но чаще мечты так и остаются мечтами.
Клуб неанонимных читателей предлагает вам собраться вечером в августе и поговорить «об этом».
Поделимся друг с другом идеями и мечтами!

Доклад Марии Кочаковой «Отечественная фантастика в видеоиграх»

Попытки создать видеоигры на основе книг отечественных фантастов делались неоднократно. И все же мир пока еще не потрясла ни одна из них. Пока что у нас не появилось своего «Ведьмака», «Гарри Поттера» или «Властелина Колец» — именно в переносе литературного материала в игры. Почему? Какой путь проделала отечественная фантастика в играх? Какие проблемы встают перед разработчиками? И есть ли надежда, что мы еще зажжем на мировом рынке адаптацией нашей фантастики к новой форме искусства?