Интервью с Кори Доктороу
(в интернет-журнале «Питерbook»)

В последние годы пресловутое «электронное пиратство» стало главным камнем преткновения для крупнейших игроков российского книжного рынка. Руководство издательства «Эксмо» прямо называет контрафактное использование произведений, защищенных законом об авторском праве, одной из основных угроз современной российской словесности. В качестве примера эффективного решения этого вопроса часто приводят ситуацию на Западе, где борьба с контрафактом поставлена на широкую ногу. Но далеко не все разделяют эти настроения – как России, так и за ее пределами. Канадский писатель-фантаст Кори Доктороу (родился 17 июля 1971 года), недавно получивший британское гражданство, лауреат премий им. Джона В. Кэмпбелла и «Прометей», неоднократный лауреат премии журнала «Локус», известный в нашей стране по роману «Младший брат», повести «Когда сисадмины правили землей» и ряду рассказов, остается одним из наиболее последовательных и популярных идеологов «копилефта». В конце лета 2012 года Доктороу станет почетным гостем «Петербургской фантастической ассамблеи», которая пройдет под Санкт-Петербургом с 17 по 20 августа. Мы связались с писателем и поинтересовались его мнением о «копирайтных войнах», столь близких сердцам российских книжников. Ну а еще одно интервью, посвященное творчеству самого Кори Доктороу, будет напечатано в одном из ближайших выпусков журнала «Мир фантастики».

 

– В последнее время в связи с распространением электронных «читалок» (а значит, в условиях России – пиратских копий книг) многие профессионалы заговорили о конце книгоиздательства. Вы видите такую угрозу?

– Нет.

– Почему вы начали заниматься борьбой с копирайтом? Что вас побудило?

– Я сперва увлекся программированием с открытым кодом, а потом стал работать с Фондом электронных рубежей (Electronic Frontier Foundation). Так все и началось…

– Спор о копирайте в Интернете идет уже более пятнадцати лет. Но порою складывается ощущение, что это просто сотрясение воздуха: ни одна из сторон так и не сдвинулась со своих позиций. Или вы видите какие-то перемены?

– Напротив, по-моему, понимание того, чем чревата политика копирайта, изменилось самым радикальным образом. Пятнадцать лет назад люди спорили о том, не задушит ли политика копирайта распространение музыки, но сегодняшние схватки насчет Международного соглашения по борьбе с контрафактом и проекта Акта о прекращении онлайн-пиратства в США (а также изменений в российском законе об авторском праве перед вступлением в ВТО) вызваны тем, как политика копирайта становится интернет-политикой, тем, как интернет-политика влияет на политику вообще. Мы уже не обсуждаем, как лучше продавать музыку, мы говорим о том, не пострадают ли в этой битве за кино и музыку основные права человека.

– Если посмотреть вперед, то в какие сроки, по вашему мнению, может что-то измениться в области интеллектуальных прав?

– Мне кажется, новые, интернет-грамотные активисты, которые боролись с SOPA и теперь борются с ACTA, начинают наводить шороху и в коридорах власти. Плюс рост Пиратской партии, плюс проинтернетная политика зеленых и либералов Евросоюза… Думаю, все это – зародыши реальных перемен.

– Как вы зарабатываете себе на жизнь? Ваш основной источник дохода?

– Мой главный заработок – литературный: авансы и роялти с продажи книг, авансы и роялти с продажи прав на перевод, гонорары за статьи, доля рекламных доходов с сайта «Boing Boing». Иногда я оказываю консалтинговые услуги или меня просят где-нибудь выступить, но это совсем небольшая часть моего дохода. Еще реже преподаю, но это, на фоне прочего, совсем гроши; правда, недавно мне очень даже недурно заплатили за годовую фулбрайтовскую позицию в Университете Южной Калифорнии.

– Вы размещаете свои книги онлайн. Отслеживаете ли количество скачиваний? Не появлялось ли желание издавать их только «традиционным путем»?

– Я делаю и так и так. Одновременно с бесплатным выкладыванием в Сеть мои книги публикуются самым крупным издателем фантастики в мире – «Тор букз». В Англии меня публикует «Харпер-Коллинз» – отделение компании Руперта Мердока «Ньюз-корп». А мои аудиокниги выпускает «Рэндом-хаус» – отделение «Бертельсмана».

– Каким образом в век всеобщего Интернета может зарабатывать творческий человек?

– Большинство творческих людей не могут зарабатывать своим творчеством. Так было всегда. И так будет всегда. Интернет тут совершенно ни при чем. Думать, что законодательство об авторском праве призвано обеспечивать творцов средствами к существованию, – все равно что думать, будто цель лотереи – поддерживать средствами к существованию неимущих.

– Но если говорить не о книгах, а например, о кинематографе… Создание фильма требует больших вложений. А распространение «пиратских» копий, по уверению продюсеров, не позволит снимать зрелищное кино. Как быть в этом случае?

– Тут мы вынуждены полагаться на слово студий о том, что Интернет несовместим с их методом производства. Но в вопросе финансов студии – отъявленные лжецы. Данные, которыми они пытаются подтвердить свои заявления, – это сплошная мешанина ненадежной статистики и еще менее надежных экстраполяций. А вот вам другой пример: «Мстители» утекли в Интернет задолго до выхода, став на момент своей премьеры самым скачиваемым торрент-файлом в мире, – и при этом собрали в первый уик-энд рекордную за всю историю кинематографа сумму. Как сформулировал в свое время Итан Каплан, главный технолог «Уорнер мьюзик», «огласка равняется продажам».

Но даже если студии правы и мы должны выбирать между фильмами и Интернетом, я предпочту Интернет. Авторское право не должно превращаться в такую систему, когда государство выбирает тот или иной способ заниматься некой формой искусства и гарантирует, что этот способ останется прибыльным во веки вечные. Видеопроизводству Интернет точно не угрожает. Сейчас выпускается больше видео, чем когда-либо раньше. На Youtube выкладывается по часу видеоматериала каждую секунду.

Протестантская реформация распылила власть церкви, стало невозможно собирать достаточно средств, чтобы строить большие соборы. Но также реформация привела к тому, что начали строить множество меньших, человеческого масштаба церквей. Реформация пагубно сказалась на строительстве соборов, но не на религии.

Так же и Интернет пагубно сказывается на Голливуде, но не на кино.

– Недавно были закрыты несколько файл-серверов, а их владельцы или осуждены, или находятся сегодня под судом. Можно ли как-то решать проблему защиты авторского права без преследования так называемых посредников?

– Объясните мне, что вы понимаете под «проблемой защиты авторского права», и я, может быть, отвечу.

– Сегодня защита авторских прав ужесточается. В России, несмотря на все разговоры о борьбе за копирайт, рядовой пользователь смотрит на это с иронией. Как дело обстоит на Западе? Возможно ли положить конец «пиратству» хотя бы в некоторых странах?

– Покончить с пиратством можно одним-единственным способом: легализовав его.

Исторически законодатели рассматривали авторское право как форму регулирования предпринимательства. Сама по себе идея о том, что крупное предпринимательство нуждается в неких обеспеченных правовой санкцией нормах, вполне здравая. Черт побери, я бы только радовался, если бы какой-нибудь разумный контроль установили в финансовой сфере! Но если нормы банковского дела начнут применять к повседневной жизни, даже самые стойкие их защитники ужаснутся. Например, многие согласны, что банки, ссужающие крупные суммы друг другу, должны тщательно это документировать и по первому же требованию предоставлять регулирующим органам информацию о своей задолженности.

С другой стороны, мы бы просто взвыли, если бы те же правила регулировали и повседневную жизнь. Представьте только, что, заплатив за обед с другом, вы были бы обязаны подавать подробнейшую статистику в Федеральную комиссию по торговле.

Нормы регулирования предпринимательства должны относиться к предпринимательству, а не к частным лицам, семьям или группам частных лиц. И каждая такая норма включает некий тест, помогающий вам определить, к чему относится ваша деятельность – к предпринимательству или к частной сфере. Мы ведь говорим, что информация о займах ниже некоего порога не подлежит раскрытию. Неопытных инвесторов, желающих вложить деньги в рискованные стартапы, мы защищаем, требуя от этих предприятий высокого собственного капитала и раскрытия финансовой информации, – но было бы глупо предъявлять к вам те же требования, когда сын вашего приятеля просит вас одолжить несколько долларов, чтобы заехать перед выходными на автомойку.

В качестве системы регулирования индустрии развлечений закон об авторском праве может быть как плох, так и хорош. Мне нравится та часть закона, которая говорит, что издатель не вправе напечатать мою книгу, не получив моего разрешения – которого он не получит, если мне не заплатит. Но мне не нравится та часть закона, которая говорит, что я не могу позволить вам снимать цифровую защиту, поставленную на мои электронные книги неким посредником.

Разные участники процесса регулирования могут иметь разные мнения о том, как оно должно работать, и это совершенно нормально. Но если вы не согласны с некими правилами, это же не значит, что вы отвергаете правила как таковые. Хотеть изменений в законе об авторском праве – вовсе не то же самое, что требовать отменить его вовсе.

 

К работе над материалом причастны: Сергей Кормилицын, Алекандр Петров, Ирина Пчелинцева, Илья Суханов, Василий Владимирский, Александр Гузман и Наталья Витько.

Размещено в интернет-журнале «Питерbook».