Общелитературный и фантастический блок (2015)

Ток-шоу «Шутки кончились!»

Шутки шутками, но… Как писать смешно? Вопрос не праздный. Особенно для отечественной «жанровой» прозы, где книг с маркировкой «юмористическая фэнтези» хватит, чтобы сложить курган, под которым можно погрести всех авторов подобной литературы. Где проходит граница между пустым зубоскальством и по-настоящему смешной шуткой? Существует ли юмор «на все времена» или он строго ситуационен? Как грамотно использовать этот инструмент в литературе? И можно ли вообще научиться писать смешно? Об этом в режиме «вопрос-ответ» побеседуют два наших эксперта, хорошо известные любителям фантастики: писатели Евгений Лукин, лауреат — среди прочего — премии «Золотой Остап», и Алан Кубатиев, специалист – опять-таки среди прочего! – по творчеству Джонатана Свифта.

Тезисы:

  • Можно ли научиться писать смешно?
  • Как развить чувство юмора?
  • Есть ли специфика у шуток, которые используются в фантастическом тексте?
  • Имеет ли право на жизнь «юмор ниже пояса»?
  • Если вы шутите, а читатель не смеется – кто из вас идиот?
  • Можно ли говорить о смешном всерьез?

Круглый стол «Краткость – сестра таланта»

На первый взгляд микрорассказ кажется самым простым литературным жанром. Детский сад, штаны на лямках. Чисто технически: что проще набить на компьютере – три тысячи знаков или двадцать? Тем не менее мастеровитых рассказчиков в отечественной фантастике куда больше, чем авторов, сумевших завоевать читателей благодаря микрорассказам. Да и в зарубежной фантастике, по совести говоря, тоже… О загадках «простого» жанра беседуют живой волгоградский классик Евгений Лукин, киевский писатель и журналист Владимир Аренев и петербургская художница и писательница Оксана Романова. Разнимает дерущихся и направляет ход дискуссии модератор Лев Лобарёв, главный редактор журнала «Мир фантастики», уже не первый год открывающего каждый номер свежим микрорассказом.

Доклад «Современная польская фантастика:
жизнь в тени Сапковского» (В. Аренев)

Традиционно, когда речь заходит об НФ и фэнтези неанглоязычных стран, что мы можем сказать? Что там что-то пишут и печатают. Иногда эти тексты преодолевают языковой барьер, но их — единицы. И создается впечатление, будто, кроме англоамериканской фантастики, в мире толком ничего и не пишут.

С современной Польшей ситуация схожая. Все знают о Сапковском, наиболее продвинутые вспомнят имена Креса, Пекару и Дукая. В действительности же польский фантастический рынок — один из самых богатых и ярких. Вот о нем мы и поговорим, в том числе с точки зрения возможных публикаций на русском.

Круглый стол «Нон-фикшен и бутерброд с икрой»

К хорошему быстро привыкаешь. Вот и мы привыкли к тому, что писатель – это профессия, которая дает возможность худо-бедно заработать на жизнь. Между тем, в исторической перспективе литературный труд стал профессией совсем недавно. До середины XIX века (то есть на протяжении практически всей истории «изящной словесности») дело обстояло совсем иначе. И в России, и в Европе кто-то из классиков получал оброк с пары крепостных деревенек, кто-то находил высоких покровителей, кто-то состоял на государственной службе… Но чаще всего литераторов кормила журналистика и драматургия – и это никого не смущало. Сегодня круг замкнулся, традиция возобладала. Гонорары падают, особенно в области «жанровой» литературы, фантастам все труднее выживать за счет своих книг. Но всегда найдется другой путь! О том, как прозаику с остро заточенным пером заработать на жизнь «нехудожественными» текстами, на Петербургской фантастической ассамблее расскажут писатели Владимир Аренев, Антон и Елена Первушины, редактор и журналист Лев Лобарёв и другие. Ведет круглый стол литературный критик Василий Владимирский.

Тезисы:

  • Что выгоднее с меркантильной точки зрения: писать фантастическую прозу или нон-фикшен?
  • Как романисту найти свою нишу в смежной области?
  • Какие направления нон-фикшен лучше всего подходят для фантаста?
  • С чего начинать: со статей в журналах или с полноценных научно-популярных книг?
  • Реально ли пробиться в «качественную», «глянцевую» и научно-популярную прессу — а заодно и в издательства, печатающие нон-фикшен?
  • Переход от художественной прозы к нон-фикшн — это рост или деградация?
  • Читает ли фэндом что-то кроме фантастики – или, изменив жанру, с «организованным сообществом любителей фантастики» придется распрощаться?

Ток-шоу «Хочу читать!»

Каждый год в России выходит несколько тысяч новых фантастических книг, отечественных и переводных. Осилить всю эту гору не способен даже самый запойный читатель. Остается одно: прислушаться к мнению экспертов. Специально к Петербургской фантастической ассамблее два литературных критика, активно пишущих о жанровой литературе — Андрей Зильберштейн и Василий Владимирский — подготовили краткий обзор с рекомендациями: какие книги 2014 года нельзя пропустить ни в коем случае и почему. Добро пожаловать на наше зажигательное шоу: неожиданные аргументы, ехидные комментарии и взаимный троллинг экспертов гарантируются!

Круглый стол «Книжный фестиваль — у нас. А у вас?»

Книжный фестиваль – один из немногих способов заинтересовать широкую аудиторию, привлечь прессу, дать высказаться писателям, предоставить торговую площадку издателям и магазинам… В идеале. Но как добиться того, чтобы на фестивале одинаково комфортно чувствовали себя читающие и пишущие, поклонники Гарри Поттера, Стивена Хокинга и Хорхе Луиса Борхеса, люди, пришедшие за новыми знаниями, и те, кого привлекла праздничная толпа? Осуществимо ли это на практике – или «в одну телегу впрячь неможно коня и трепетную лань»? Об этом в рамках Петербургской фантастической ассамблеи поговорят – а возможно, и поспорят – Олеся Русалева, организатор «Бу!феста», Геннадий Каган, один из организаторов минского «Юникона», а также неоднократные участники и соорганизаторы различных фестивалей – писатели Антон Первушин и Евгений Лукин, журналисты Василий Владимирский, Лев Лобарёв и др.

Доклад «Утопленные утопии, похороненные ухронии»
(Н. Караев)

Ухрония (uchronie) – французский неологизм, придуманный в XIX веке по аналогии с утопией. Слово «утопия» означает «несуществующее место», а «ухрония» – это «несуществующее время»; нам этот поджанр известен под названием «альтернативная история», калькой с английского alternative history. И хотя наиболее известные ухронии вроде «Человека в Высоком замке» Филипа Дика и «Паваны» Кита Робертса написаны англоязычными писателями, французские фантасты тяготеют к сочинению ухроний куда больше своих американских и британских коллег. Тем обиднее то, что современная французская фантастика за пределами Пятой республики практически неизвестна. Об истории французских ухроний расскажет журналист и писатель Николай Караев.

Круглый стол «Есть ли будущее у фантастических журналов?»

Двадцать лет назад, в 1990-х, новые журналы фантастики появлялись на одной шестой части суши по нескольку штук за год – правда, долго не жили за редкими исключениями. В 2000-х ситуация стабилизировалась, на протяжении десятилетия отечественная «журнальная» фантастика держалась на трех слонах: «Мир фантастики», «Если» и «Полдень. XXI век». В 2012–2013 годах мы лишились разом двух из трех этих изданий. Сегодня два последних журнала ищут способ возродиться во всей славе своей, используя разные методы и придерживаясь разной стратегии. О том, есть ли у журналов фантастики перспектива в современной России, нужны ли они читателям и в чем вообще смысл жанровой периодики в эпоху Интернета, мы поговорим на Петербургской фантастической ассамблее с представителями «Мира фантастики», «Если», «Полдня. XXI век» и других профильных изданий. Ведет круглый стол журналист Василий Владимирский.

Тезисы:

  • Что изменилось в нашем мире, почему журналы, просуществовавшие десять лет и больше, вдруг оказались нерентабельны?
  • Как борется с этими проблемами «Мир фантастики»?
  • В чем отличие нынешних обновленного «Если» и «Полудня» от журналов эпохи нулевых?
  • На какую аудиторию рассчитаны ваши СМИ?
  • В чем «уникальное торговое предложение» журнала фантастики как такового? Почему именно журнал, а не Интернет и не бумажная книга?
  • Почему, несмотря на все свои проблемы, журналы фантастики избегают обращаться к профессиональным журналистам за консультациями и (за исключением «Мира фантастики») не ищут деловых контактов с более-менее серьезными медиахолдингами?
  • Каковы планы журналов?

Круглый стол «Не брендовые» авторы
в условиях изменения книжного рынка»

На Петербургской фантастической ассамблее мы не раз обсуждали, как меняется российский книжный рынок – с точки зрения издателей, книготорговцев, критиков, читателей. Но осталась еще одна категория участников текущего литературного процесса, до сих пор нами не охваченная, – авторы, которые в значительной степени и делают современную жанровую прозу, те, кто не спешит встраиваться в коммерческие издательские «проекты», у кого нет за плечами полудюжины романов, снискавших успех у читателей, за кем не стоит мощный медиахолдниг, решивший сделать на них ставку. Каково это – начинать карабкаться на литературные Олимпы в эпоху, когда падают тиражи и гонорары, а добиться того, чтобы о твоей книге говорили все от мала до велика, непросто даже для «живых классиков»? Об этом мы попросили рассказать писателей Елену Арифуллину, Марину Дробкову, Анну Семироль и др. – для некоторых участников нашего конвента их практический опыт, смеем надеяться, окажется полезен.

Тезисы:

  • Как найти издателя в эпоху спада интереса к жанровой литературе?
  • Чем привлечь внимание читателя – и нужен ли начинающему фантасту читатель компетентный?
  • Насколько возможно напечатать не жанровый мейнстрим? И что для этого нужно?
  • Возможно ли создать в рамках жанрового мейнстрима нечто большее, чем просто развлекательное произведение?
  • Опыт самопродвижения, самиздата, самостоятельной продажи электронных текстов – имеет ли это смысл для автора?
  • Какие вы видите перспективы для вас в современных условиях? Имеет ли экономический смысл публиковаться, не будучи автором бестселлеров?
  • Какие изменения в издательской политике вы заметили в последние годы?

Публичное интервью с Евгением Лукиным
«Баклужино и окрестности»

Так сложилось, что большая часть повестей и рассказов, написанных Евгением Юрьевичем Лукиным за последние 15 лет (с момента выхода романа «Алая аура протопарторга», который с каждым днем становится все актуальнее), принадлежит к условному «Баклужинскому циклу». Очень уж удобное место действия – Баклужино и окрестности. В этой локации живут такие же люди, как и в любом нестоличном российском городе, – но не только они. Там может происходить ровно то же, что происходит в каком-нибудь Царицыне, – но и многое иное. Да, собственно, и происходит сплошь и рядом… На Петербургской фантастической ассамблее наш почетный гость Евгений Лукин проведет краткую экскурсию по «бывшей Сусловской области» – ну а помогать ему в этом будет журналистка Елена Бойцова. Добро пожаловать в Баклужино, граждане, товарищи и милостивые государи!

Круглый стол
«От биографического очерка – к биографии»

Жизнь – лучший в мире мастер сюжетов: ни один драматург не предложит нам такого разнообразия неожиданных ходов и внезапных поворотов. Хорошая биография читается лучше иного авантюрного романа. А в хорошей биографии писателя, тем более писателя-фантаста, «приключения тела», «приключения мысли» и «приключения идей» неизбежно смешиваются в термоядерный коктейль. Недаром писатели, журналисты, литературные критики со склонностью к логическому мышлению во все времена охотно обращались к биографическому жанру, предоставляющему самые широкие возможности для сопоставления и анализа. Но кто из исторических персон заслуживает персональной биографии? Какие материалы стоит использовать в такой работе, а какие лучше обойти стороной? В чем концептуальное отличие краткого биографического очерка от подробной, объемистой биографии? И чем отличается биография литератора от биографии ученого, путешественника, политика? Ответы на эти вопросы мы попробуем найти вместе с Андреем Балабухой, Антоном Первушиным, Аланом Кубатиевым, Владимиром Ларионовым и Николаем Караевым. Ведет круглый стол журналист Василий Владимирский.

Дискуссия о жанре: тёмное фэнтези

Что заставляет писателей и читателей переходить на тёмную сторону? Почему так притягательны герои с душонками подлецов и вполне человечные злодеи, которых — первых и вторых — не враз отличишь друг от друга? Почему людям хочется читать про грязь, несправедливость, страдания? Кто-то отвечает: потому что жизнь такая. Кто-то говорит что-то неразборчивое про зеркало и «подобное к подобному». Кто-то вспоминает, что где-то слышал, будто характер человека наиболее полно раскрывается, когда начинает потрескивать на изломе. Темнота прорастает сквозь всю нашу литературу — и дальше: культуру, цивилизацию, — но, пожалуй, нигде не было такой концентрации мрака и безысходности, как в фантастическом направлении, известном как тёмное фэнтези. И вот о нём-то, обо всех его особенностях и странностях мы и поговорим на Петербургской фантастической ассамблее. Пора наконец увидеть, что за печеньки там, на тёмной стороне.

Круглый стол «Феномен советской фантастики»

Выходившая в Советском Союзе научная фантастика, будучи, с одной стороны, частью мирового литературного процесса, с другой – стоит несколько наособицу. О том, что отличает её и характеризует, мы поговорим с приглашёнными за круглый стол знатоками советской фантастики: Андреем Балабухой, Антоном Первушиным, Владимиром Ларионовым и др. В частности, будут раскрыты следующие вопросы.

  • Фантастика как инструмент идеологии: образ светлого будущего в книгах советских писателей-фантастов. Как он эволюционировал? Какие приемы использовали авторы, чтобы его разнообразить?
  • Как советские фантасты обходили сложные вопросы, которые не принято было поднимать в литературе?
  • Почему львиная доля отечественной фантастики публиковалась в советское время под видом детской литературы – и какие ограничения это накладывало на авторов?
  • На кого равнялись советские авторы фантастики, кто из писателей и ученых пользовался в этом кругу авторитетом? Какие научные теории вызывали особый интерес?
  • Что в советскую эпоху привлекало в фантастике авторов, нашедших себя в тогдашнем мейнстриме: Гора, Шефнера, Анчарова, Орлова и др.?
  • В чем концептуальная разница между «третьей волной советской фантастики» (теми, кто дебютировал в 1950-1960-х – Савченко, Ларионова, Днепров, Варшавский, Стругацкие, Михайлов и т.д.) и «четвертой волной», вступившей в литературу в 1970-1980-х (Рыбаков, Логинов, Лукин, Покровский, Лазарчук и т.п.)?
  • В России издаются и пользуются устойчивым спросом десятки англо-американских фантастов 1930-1980-х, в то время как от всей советской фантастики, по большому счету, осталось всего несколько имен. Почему большинство советских авторов, вполне самобытных и интересных, не нужны современному массовому читателю?

Авторское чтение Аластера Рейнольдса

Авторские чтения почетных иностранных гостей уже стали доброй традицией Петербургской фантастической ассамблеи. В 2015 году на трибуну взойдет британец Аластер Рейнольдс, звезда «новой космической оперы», более тяготеющий к эпическим романным циклам, действие в которых разворачивается на протяжении столетий, а порой и тысячелетий. Однако и в его библиографии есть произведения «малой формы». С одним из них, рассказом «Monkey Suit», примыкающим к циклу «Пространство откровения», познакомятся участники Ассамблеи. Хотя это произведение ранее не переводилось на русский, каждому желающему будет выдана распечатка перевода, выполненного специально для этого мероприятия.

Авторское чтение Святослава Логинова

Среди тысяч отечественных писателей-фантастов хватает авторов более плодовитых, чем Святослав Логинов. Есть и те, кто может похвастаться куда более солидными тиражами. Но рассказчиков такого уровня можно пересчитать по пальцам, недаром за свою долгую литературную карьеру Святослав Владимирович собрал практически все жанровые награды за «малую форму». А уж тех, кто умеет так блистательно читать свои рассказы вслух, перед аудиторией, пожалуй, нету вовсе. На пятой Петербургской фантастической ассамблее наш почетный гость познакомит почтеннейшую публику со своими самыми новыми, до сих пор не публиковавшимися на бумаге рассказами. Встречайте «внезапного патриарха русской фэнтези», живого классика жанра!